Сделайте свой вклад в будущее свободной России. Подпишитесь на ежемесячные пожертвования «Медиазоне» Дело «Нового величия». Допрос информатора полиции Руслана Д.
Дело «Нового величия». Допрос информатора полиции Руслана Д.
29 октября 2019, 16:40
15 830

Одно из собраний «Нового величия» в арендованном помещении. Стрелка указывает на Руслана Д., у доски — Костыленков, спиной сидит Павликова. Снимок предоставлен адвокатом Максимом Пашковым

Люблинский районный суд Москвы рассматривает дело участников движения «Новое величие». Их обвиняют в создании экстремистского сообщества и участии в нем (части 1 и 2 статьи 282.1 УК). На скамье подсудимых восемь человек, все они отрицают вину. Сегодня в суд пришел главный свидетель обвинения — информатор полицейских Руслан Д.

Читать в хронологическом порядке
16:19

Предыдущих свидетелей по делу «Нового величия» — оперативников Максима Расторгуева и Юрия Испанцева — допрашивали в суде в начале октября.

Из важных свидетелей ранее в зале суда дважды допросили Павла Ребровского, который был участником организации, заключил сделку со следствием и дал показания на других обвиняемых. В суде он отказался от своих слов и объяснил, что следователь обещал ему условный срок в обмен на признание (Ребровский получил 2,5 года колонии). В октябре приговор Ребровскому отменили из‐за нарушения досудебного соглашения. «Медиазона» вела онлайны с первого и второго допроса Ребровского.

Кроме того, в суде дал показания Рустам Рустамов — приятель предполагаемого лидера «Нового величия» Руслана Костыленкова, который не состоял в организации, но вместе с активистами ездил на пустырь в Подмосковье, где они делали коктейли Молотова и стреляли из ружья. Он тоже признал вину, в суде он подтвердил свои слова, забыв, впрочем, большинство своих данных на следствии показаний.

Допрошены в суде были активистка Ольга Пшеничникова, которая общалась с членами «Нового величия», и нацгвардеец Рустам Кашапов. Заседания с их участием прошли быстро, ничего важного они не сообщили.

Несколько предыдущих заседаний по «Новому величию» обвинение оглашало материалы дела. ​17 октября обвиняемые Руслан Костыленков и Константин Крюков вскрыли себе вены во время заседания суда после того, как суд отказался отпустить их из СИЗО хотя бы под домашний арест.

16:36

Человек, представлявшийся членам «Нового величия» как Руслан Данилов, проходит по делу засекреченным свидетелем под псевдонимом «Константинов». Его показания лежат в основе обвинений молодым людям — он подробно рассказал следствию все о «Новом величии».

Защита обвиняемых называет Руслана Д. провокатором и считает, что он связан с силовиками. Адвокаты подчеркивают, что Руслан Д. принимал очень активное участие в жизни «Нового величия» и призывал участников к более решительным действиям.

Издание «Грани.ру» называло настоящее имя Руслана Д. — Родион Зелинский.

17:09

Судья спрашивает, кто из обвиняемых Руслану Д. знаком.

— Все. Крюков, Костыленков, Полетаев, Карамзин.

Судья просит Дубовик и Павликову встать, чтобы свидетель смог их опознать. Лицо Дубовик ему не видно, но Руслан Д. в итоге предполагает, что это она.

Свидетель будет выступать в «условиях, исключающих видимость». Адвокаты подсудимых просят суд раскрыть его личность.

— Руслан Данилов, Раду Зелинский, он же Константинов — мы видели его на экране неоднократно, — объясняет свое ходатайство адвокат Максим Пашков. — У защиты имеется информация о том, что по адресам, названным в суде, он не проживает и никогда не проживал. Есть информация о том, что в Москве он не регистрировался. Рождение этого лица в Москве не регистрировалось. То есть, мы имеем дело с заявлением, которое человек написал не под своим именем.

Судья отказывает защите в ходатайстве и уходит из зала для проверки личности свидетеля. Все его данные совпадают.

17:25

Руслан Д. начинает рассказывать о своем знакомстве с участниками «Нового величия».

— В ноябре 2017 года, после так называемой революции Мальцева, мы оказались в телеграм-чате «Революция.Москва». Мне написал человек и предложил обсудить ячейку неназванной организации. Меня добавили в чат 13 ноября 2017 года. На первом заседании я присутствовал 24 ноября 2017 года.

— В связи чем произошла данная встреча? — спрашивает представитель обвинения.

— Мы обсуждали вопрос по созданию организации, которая должна была заниматься революционной деятельностью. На эту встречу меня лично пригласила Мария Дубовик. 

По словам секретного свидетеля, на встрече больше всех говорил и предлагал идеи Руслан Костыленков, который считал, что «собираться по кафешкам будет довольно неудобно», и «поручил всем искать какой-то офис для штаба, чтобы собираться регулярно». Руслан Д., по его словам, провел на встрече около часу, а затем ушел. 

— Следующая встреча произошла 1 декабря 2017 года. Данное помещение организовал Полетаев, и на этой встрече Костыленков говорил об организации «Альянс протестных сил». Говорил, что у них есть какой-то устав. Он зачитал их устав, и все присуствующие сказали, что это хороший черновик, и можно писать свой устав по нему. В нем описывалась структура протестных сил, о делении на какие-то подразделения, правила.

— Я вас правильно понимаю, что Руслан Костыленков предлагал взять этот устав за основу вашего? — уточняет прокурор.

— Да, именно так. 

— После обсуждения устава что-то происходило на собрании?

— Дмитрий Полетаев предложил взять каких-то людей из организации и сделать их помощниками Костыленкова. Помощники должны были вербовать людей, заниматься организацией, — говорит Руслан Д. — Начиная со следующего собрания, после 1 декабря меня избрали в качестве помощника, и я стал все записывать. Я записывал то, о чем обсуждалось, делал пометки и потом, в результате этих пометок, я напоминал Костыленкову в личной переписке. Я вел протоколы собраний. 

17:43

— Что такое «Новое величие»? — спрашивает прокурор.

— «Новое величие» — это название организации, которое было назначено Костыленковым 24 декабря, — отвечает Руслан Д.

— Название какой организации?

— Организации, в которой я состоял.

— Кто придумал это название?

— Руслан Костыленков.

По словам свидетеля, офис по поручению Костыленкова он нашел через «ВКонтакте»:

— Оплата была разумная, я пришел в офис, мне его показали, сняли копию ключей, и мы стали там собираться.

— Каким образом вы собирались проводить оплату офиса? На какие средства?

— В первый раз мы оплачивали пополам: мы взяли три часа, 850 рублей оплатил я, и 850 — Костыленков. Чтобы оплатить офис, я воспользовался услугами одной скрытой сети. Я зарегистрировался на бирже анонимных услуг под названием «Руторг» и выставил объявление, что мне нужен человек, который будет оплачивать аренду чего-то там. Данная биржа имеет администратора: администраторы пишут человеку, который вывесил уведомление, какие из участников форума заслуживают доверие, а какие нет. После этого я производил оплату на кошелек администратора. За это, конечно, идет определенный гонорар в 35%, который идет третьему лицу.

— Еще раз, как называется?

— Руторг.

— Почему вы не передали деньги обычным способом?

— Я хотел сохранить анонимность. Я понимал, членом какой организации я являюсь, хотел сохранить анонимность.

— Вы предоставили администратору офиса паспорт? — продолжает прокурор.

— Да.

— Свой паспорт?

— Нет, конечно.

Объявляется короткий перерыв. Адвокат Максим Пашков говорит журналистам, что биржа либо не существует, либо уже закрыта.

17:59

Когда участники процесса возвращаются в зал, прокурор указывает на одного из зрителей: «Тут на скамейке сидит молодой человек, который постоянно смеется и делает это таким образом, что я ничего не слышу. Можно его вывести?»

Молодого человека просят покинуть зал заседаний.

Руслан Д. начинает рассказывать про собрания «Нового величия».

— По итогу собрания я сделал документ и отправил его. Хочу подчеркнуть, что в документе, который мы назвали единым уставом, моих идей вообще не было. Там были идеи Костыленкова, Павликовой и остальных, моих идей вообще не было.

Он говорит про «отделы», которые были сформированы в соответствии с уставом.

— Вместо административного — агентуро-вербовочный. Финансовый отдел остался. Вместо дружины [Костыленков] решил создать отдел активного действия. Этот отдел должен был заниматься организацией не совсем законных акций. Участие в не совсем законных митингах, который несогласованные. Акции вандализма — рисовать граффити. Нужно было на этих акциях конфликтовать, заниматься битьем. Все участники этой организации считали, что одна из главных проблем всех публичных акций оппозиции — то, что никто не смеет противостоять полиции. Они решили, что если полицейский хочет тебя задержать, надо дать полицейскому в нос.

18:03

Далее свидетель рассказывает про выезд в город Хотьково в Московской области на тренировку, который состоялся 21 декабря 2017 года. Тренировку, по его словам, проводил Костыленков, который взял на себя функции тренера и инструктора. Ему помогал Рустам Рустамов, который не был членом «Нового величия»; на тренировке они якобы изготавливали «коктейли Молотова». 

Прокурор просит свидетеля рассказать, что он понимает под этим термином.

— Это бутылка, в которую наливают бензин и другие средства. Она покрывается тканью и выкидывается. Когда бутылка разбивается, происходит взрыв. Это называется «коктейль Молотова».

18:14

Речь заходит про сайт «Нового величия».

— 24 декабря на собрании Павликова сказала, что нашей организации очень нужен сайт. Я как глава финансового отдела по поручению Костыленкова купил домен. 30 декабря 2017 года я встретился с Петром Карамзиным. На встрече он начал предлагать какую-то дичайшую чушь по поводу какого-то международного бизнес-проекта, суть которого никому не [была] ясна. Он хотел получить разрешение на создание какого-то предприятия, на счет которого будут приходить средства на финансирование революции.

По словам свидетеля «Константинова», он ответил Карамзину, что «в принципе не против».

— Он говорил про каких-то мифических инвесторов из Норвегии и Исландии. Говорил, что лично знаком с послом Исландии и может найти источник доходов в Скандинавии.

— Что касается закупок: я знал, что нужно купить бумагу для листовок, для стикеров, чернила для принтера. Проголосовали, что нужно купить все это за два месяца. Костыленков очень хотел вести блог на ютюбе. Хотели для этого купить камеру, микрофон петличный.

Предполагалось, что участники «Нового величия» будут постоянно проводить новые акции протеста. Также они, по словам свидетеля, хотели снять постоянный офис для ежедневных собраний; Костыленков предлагал ввести единую форму.

— Также хотели купить оружие, перспектива покупки от двух до шести месяцев. Было предложение купить взрывчатку, но Костыленков сказал, что нам это не нужно и что нехорошее это дело.

18:31

​В основном зале заседаний и зале с трансляцией для журналистов наблюдаются серьезные проблемы со связью; не работают модемы и не удается раздать с телефона Wi-Fi.

Адвокат Максим Пашков пишет в своем телеграм-канале: «В зале нет связи. Никакой. И ни у кого». Такие же проблемы у корреспондента «Медиазоны», находящегося в зале с трансляцией; на это жалуются и другие корреспонденты.

Стажерка «Медиазоны» слышала обрывок разговора между приставами, которые были удивлены тем, что журналистам удается передавать по интернету какую-то информацию.

19:06

После очередного перерыва заседание возобновляется, Руслан Д., которого никто не видит, снова берет слово.

— После собрания у нас была традиция еще примерно час обсуждать итоги. Тогда Карамзин предложил создать базу данных сотрудников федеральных органов и их детей, чтобы «делать нехорошие дела».

Адвокат Пашков возражает, указывая, что таких данных нет в обвинительном заключении. Судья просит свидетеля продолжать; тот говорит, что члены «Нового величия» испытывали ненависть к силовикам и военным, считали установившийся политический режим преступным, потому что с их точки зрения Россия «аннексировала Крим» и ведет войну в Донбассе и в Сирии.

Затем свидетель переходит к рассказу о том, как участники группы расклеивали листовки и встречались с представителями «Ассоциации народного сопротивления», называя имена активистов АНС. Вместе с АНС «Новое величие» якобы планировало совместную акцию.

— К этому моменту было собрано уже много денег на принтер, но еще не хватало. Гаврилов внес недостающую сумму — пять тысяч рублей, — вспоминает Руслан Д.

Затем свидетель рассказывает о следующем собрании, детально вспоминая, кто на него пришел и что происходило.

— Было принято решение по агитации. Агитация будет в основном по направлениям «бойкот выборам» и призывы к отставке властей. Это листовки, это стикеры, граффити потом, со временем. Костыленков все собирался снимать видео, потому что очень хотел, чтобы его узнали, стать известным. Статьи публиковались на странице «ВКонтакте»: статьи писал Костыленков, статьи писал Карамзин, статьи писал Рощин. Все участники организации должны были взять стикеры и везде их расклеивать. Вопросами граффити должна была заниматься Павликова, пабликами занимался Рощин, потому что он был администратором больших групп. Он был администратором чата «Уютная позиция», «Восточный Берлин» и еще, не могу вспомнить. Карамзин предложил делать репортажи, цель которых в плохом свете показать власть. Проект он назвал НоВе ТЖ. Хотел показывать, как себя ведут чиновники в неформальной обстановке.

19:15

Свидетель продолжает, что ​21 января 2018 года Костыленков сообщил о приезде «гостя из города Санкт-Петербург». Речь шла о Владимире Федорове — ему Костыленков, по словам Руслана Д., хотел поручить создать петербургскую ячейку «Нового величия».

28 января у «Нового величия» была еще одна встреча — в «Макдональдсе» у станции метро «Китай-город». Свидетель сетует, что «не записал» имена всех участников, и начинает перечислять тех, кто там был, по памяти, называя около десяти человек — членов «Нового величия», их знакомых и членов других движений.

— Полетаев привел гражданина Зырченко Дмитрия, — говорит Руслан Д. Затем он называет еще несколько фамилий.

После этого свидетель рассказывает, что участники «Нового величия» пошли на акцию; ее проведением они были «очень довольны», так как на них обратили внимание журналисты. На новой встрече в «Макдональдсе» Костыленков предложил руководителям других оппозиционных организаций — АНС и движения «Молчание» — проводить совместные «тренировки», чтобы учиться стрелять.

— Была цель создания «фронта» таких организаций, — добавляет Руслан Д и говорит, что Костыленков хотел взять на себя роль лидера.

19:27

Далее свидетель рассказывает о содержании бесед на собраниях.

— Обучали способам не поддаваться арестам на митинге, а также говорили, что делать, чтобы выбить своих людей, которые были задержаны полицейскими.

— Говоря «выбить», что вы имеете в виду? — интересуется прокурор.

— Ну вот если полицейский захватил вашего человека, что нужно делать, чтобы вытащить.

— «Освобождать» вы имеете в виду, да?

— Да. Костыленков говорил, что будет эти вопросы курировать. Заниматься делом так, чтобы тренировки имели место. Заниматься на улице было холодно и поэтому нужно было место, которое имело маты.

Адвокат Пашков спрашивает, чем именно пользуется свидетель, так как ему отчетливо слышен шелест листов бумаги. Прокурор просит его не прерывать допрос.

Свидетель, не ответив на вопрос Пашкова, говорит, что после одного из митингов КПРФ между членами организации возник конфликт: Павликова вышла из всех чатов, но затем Костыленков выдал ей «иммунитет».

— Вам известно чем было связано такое отношение к Павликовой?

— Костыленкову очень понравилось, что Павликова по своей инициативе начала заниматься агитацией. 

— Еще что-то вам известно?

— Павликова часто ездила в гости к Костыленкову в Хотьково. 

— Остальные ездили?

— Один раз Дубовик должна была ехать с ними, но не поехала.

19:31

Руслан Д. рассказывает суду про тренировку «Нового величия» в Хотьково.

— Мы встретились с Костыленковым и Рустамовым, он подвез нас на машине, потом мы шли еще 10–15 минут до места, которое они называли «Карьер». После этого Рустамов показал, как целиться и стрелять; все присутствующие стреляли по очереди.

На уточняющий вопрос прокурора Руслан Д. отвечает, что стрельба велась из СКС и вспоминает, что Рустамов называл его нарезным охотничьим ружьем. Также в наличии были карабины «Тигр» и «Сайга»; мишени делали из листов бумаги, стреляли с дистанции в 50, 75 и 100 метров.

— Какой смысл был в этой тренировке? — спрашивает прокурор.

— Организация изначально создавалась под идею, что «революция Мальцева» была провалена из-за того, что участники были плохо подготовлены.

Прокурор несколько раз подряд спрашивает, о чем говорили на тренировке и в кого именно учились стрелять. Руслан Д. пересказывает позицию Костыленкова, но прокурор его прерывает снова, ожидая ответа на вопрос о предполагаемых противниках.

— Полицейские. Солдаты. Кто бы ни был в числе защитников нынешней власти, — наконец отвечает свидетель.

— Количество патронов помните?

— Где-то по 40–50 штук на каждого.

— Откуда взялись патроны?

— Патроны привез с собой Рустамов. Он нам их выдал и мы ему денег дали.

— Сумму помните?

— Я помню, что отдал Костыленкову в руку 1000 рублей. Он должен был отдать эти деньги Рустамову.

19:52

​В ходе допроса снова обсуждают так называемый устав «Нового величия».

— Позже Костыленков написал новую версию программы. Программа — это то, где было написано, что нужно провести массовые люстрации, отменить Конституцию России. Это были цели. Эту программу написал Костыленков, мне он давал ее в виде сообщений. Эти сообщения в документе я и собрал. 

— Какие сообщения? В том самом РуТорге?

— Нет, в телеграме. Он присылал мне сообщения, просто текст, я проверял грамматику, потому что у него была плохая грамматика. Эту программу я принес на собрание 4 февраля. На собрании были Костыленков, Павликова, Дубовик, Рощин, Гаврилов и Полетаев был. Мы там обсудили программу. Изменили только порядок пунктов и приняли эту программу.

Руслан Д. говорит, что Ребровский был очень недоволен поведением Павликовой и Костыленкова на митинге и предложил сделать организацию «более демократической». После этого состоялись выборы в «Верховный совет» «Нового величия» — свидетель пересказывает, кто и какую должность занял по их итогам. Также на этой встрече договорились о графике последующих «тренировок». 

4 февраля на заседание пришли новые люди, кандидаты в «Новое величие»: 17-летний Никита и Максим с ником в телеграме «Слава Иванов», который сказал, что работает охранником. «Слава Иванов» — это Максим Расторгуев, оперативник уголовного розыска, который внедрился в «Новое величие».

19:53

9 февраля — снова выезд с оружием, в ходе которого участники «Нового величия» опробовали рации — якобы для того, чтобы прослушивать переговоры полицейских. На этой встрече участники «Нового величия» стали учиться делать «коктейли Молотова», говорит свидетель обвинения.

— Как я понимаю, Павликова переночевала у Костыленкова, потому что они встретили нас вдвоем, — неожиданно вставляет Руслан Д. и снова переходит к броскам зажигательной смеси.

По словам Руслана Д., члены «Нового величия» учились поджигать здания: попадать бутылкой в окно или в дверной проем. Также они кидали коктейли в стену — в рисунок Чиполлино.

— И что вы делали? — спрашивает прокурор.

— Учились метать.

— И как, получилось?

— Ну так. Мои коктейли горели, но я ни разу не попал туда, куда хотел.

Прокурор спрашивает, кого олицетворял Чиполлино. Руслан Д. говорит, что никого; ему надо было попадать в ноги, чтобы поджечь.

— Цель была поджечь любого человека?

— Прямым текстом не говорилось, что это омоновец.

— О людях, которым нужно было поджигать ноги, относились ли они к какой-то группе лиц? 

— Нужно было кидать в своих противников. К противникам относились представители власти. Но именно на тренировке ни я, ни Костыленков не говорили, что Чиполлино — это конкретный кто-то.

— Сколько коктейлей кинули?

— Около 100 штук. Все они делались на месте.

Далее Руслан Д. говорит, что бензин и масло для метательных снарядов привез Рустамов, бутылки привозили Павликова и Костыленков, а также остальные, фитили были на месте у Павликовой и Костыленкова. Костыленков, по его словам, проводил инструктаж.

20:02

​​— Главной целью у нас было минимизировать расходы. Обязательные расходы — офис и агитация. Все участники моложе 21 платили по 500 рублей в месяц, остальные 1000. Костыленков хотел брать у всех по 1000, но эта идея не нашла отклика у людей. Не могу вспомнить кто именно, но кто-то предложил, что для новобранцев, а к тому моменту их было около 5-6 кандидатов, нужно было делать пояснения к уставу. Новый человек не понимал всю эту терминологию, для этого было решено, что нужно делать комментарии к уставу.

Собрание 11 февраля: на него, кроме обвиняемых, пришли три человека, которые хотели вступить в «Новое величие», и представитель движения «Молчание». Оперативник Максим «Слава Иванов» Расторгуев тоже пришел. Костыленков принес образцы листовок для обсуждения; Руслан Д. вспоминает и с выражением произносит слоганы с них. Затем члены «Нового величия» обсуждали участие в «законном» траурном марше памяти убитого политика.

— Немцова? — спрашивает прокурор.

— Ну а кого же еще.

Свидетель вспоминает, какие листовки хотели принести члены «Нового величия» на марш Немцова. Одна из слушательниц в зале вполголоса говорит, что Руслан Д. не объясняет некоторые моменты — по просьбе прокурора ее выводят из зала, она приходит в зал с видеотрансляцией. Через несколько минут за ней заходят приставы и говорят: «Если вас удалили из зала заседания, вас совсем удалили. Уходите».

— Каким образом распространялись листовки? Наклеивались или каким образом? — уточняет прокурор.

— Три способа было. В основном — это клеить их на [клей] ПВА. Другие клеили их на стенды. Павликова и Дубовик еще распространяли по почтовым ящикам. Костыленков распространял эти листовки в электричках. Ребровский их клеил, причем он не только клеил, но также сам их ксерокопировал и распространял, хотел проявить себя. Помимо участия в «Новом величии» Ребровский также был в штабе Навального на Юго-Западной; распространял их листовки тоже.

20:17

Cобрание 18 февраля: по словам Руслана Д., Павликова принесла на него каску и противогаз и сказала, что у нее есть знакомый — кадровый военный, который работает на военном складе, ворует оттуда и может бесплатно предоставить бронежилеты, каски, противогазы и полицейские дубинки, «чтобы по башке дать».

— Народ посовещался и решил, что дубины, каски, бронежилеты нам очень надо. Тем более почти бесплатно, — говорит свидетель. После собрания амуниция осталась у него — он говорил обвиняемым, что ему не надо ехать до дома в метро и проходить контроль на входе.

Далее разговор снова зашел о региональных ячейках — Павликова якобы связалась с представителями оппозиционных организаций из Кургана и Саранска. 

— Одно из движений называлось то ли Ночной, то ли Черный дозор, — вспоминает Руслан Д. Затем он рассказывает, что обсуждалось дальше — подготовка к маршу памяти Немцова, создание файлообменника, листовки для полицейских и военных — чтобы привлечь «слуг режима» на свою сторону и «объяснить, что переход на сторону революции является благим делом».

Руслан Д. вспоминает, что в СМИ попала одна акция: региональная ячейка испортила предвыборные агитационные листы, порвав их. После публикаций в СМИ Павликова написала, что этой акцией занималось «Новое величие».

Дальше снова был выезд, на который поехали Костыленков, Крюков, Павликова и Расторгуев.

— Костыленков поехал с такой целью — он был уверен, что мероприятие спонсируется Ходорковским. Он там с кем-то договорился. Мне все это было не близко, после следующего собрания мы практически перестали общаться со всеми.

Он упоминает человека, который «должен был стать частью организации в середине мая, но не смог по известным всем причинам».

20:28

​Руслан Д. рассказывает, что 3 марта Дубовик выложила в чате переписку с человеком, которого она пыталась завербовать в «Новое величие» — это «довольно известный журналист Андрей Каганских» (Каганских — соавтор материала о «Новом величии» на «Медиазоне»). Дубовик рассказала ему о тренировках с коктейлями Молотова и стрельбой.

— Стало понятно, что если она первому встречному журналисту говорит об этом, Следственный комитет придет по моему адресу, — замечает Руслан Д.

Затем он рассказывает о следующем заседании 4 марта, на котором были выборы — Ребровский хотел стать лидером и конфликтовал с Костыленковым.

— Если бы они перессорились, организация бы распалась, — говорит свидетель. Но ссоры не произошло; Костыленков выиграл выборы, а за Ребровского никто не проголосовал.

— После этого собрания, не прошло и часа, я уже был в ОВД «Марьино» со всеми материалами, — подчеркивает Руслан Д.

Один из защитников предлагает прервать допрос сейчас, поскольку свидетеля будут допрашивать еще долго; если же оставить вопросы адвокатов на завтра, Руслан Д. может и не прийти.

Объявляется перерыв.

20:41

— Встань с лестницы, ты, ***** [блин], не в подъезде сидишь, — обращается в перерыве сотрудник службы судебных приставов к корреспонденту «Медиазоны», присевшему на ступеньки, чтобы подключиться к интернету — связь в здании суда по-прежнему по загадочным причинам работает очень скверно.

21:00

​После перерыва судья предлагает сегодня задать вопросы прокурору, а допрос защиты отложить на четверг.

— Будет ли обеспечена явка свидетеля? — спрашивает кто-то из защитников. Судья говорит, что в противном случае допрос не имеет смысла. Руслана Д. включают, он снова начинает с момента, как пошел в ОВД по району Марьино. Прокурор спрашивает, почему свидетель решил пойти в полицию.

— Потому что им захотелось публичности, — начинает тот, но прокурор его останавливает и  повторяет вопрос, после чего тот пускается в объяснения. — Мне на самом деле нравится посещать различные собрания революционных организаций. Если буду посещать несколько, куда-нибудь вступлю добровольно, буду принимать участие.

— А почему вы относитесь негативно к действующей власти?

— Мало хороших моментов для людей.

Руслан Д. рассказывает, как у него брали первые показания в ОВД «Марьино». Затем прокурор уточняет, кто был наиболее и наименее активный; Руслан Д. говорит, что это были Костыленков и Полетаев соответственно.

21:09

— В суде был допрошен свидетель Ребровский... — продолжает допрос прокурор.

— Снимается вопрос, — внезапно прерывает судья.

— Был допрошен свидетель Куницына.

— Аналогично снимается вопрос.

— Вы деньги передавали тому лицу, у которого снимали офис?

— Не передавал, — отвечает Руслан Д.

— А неизвестно, кто-то мог передать?

— Исключено. Финансами занимался я, никто другой из других отделов в принципе не мог этим заниматься.

У прокурора больше нет вопросов. В связи с этим судья объявляет перерыв до 14:00 31 октября.

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей