Как совершить революцию в собственной жизни и получать от неё максимум? Ответ — в партнёрской книге. Прочитайте первыми! Поза лотоса, трос и резиновая дубинка. Как полицейские из Стерлитамака получали признание в поджоге машин
Никита Сологуб
Поза лотоса, трос и резиновая дубинка. Как полицейские из Стерлитамака получали признание в поджоге машин
24 января 2020, 9:32
8 896

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

​Троим полицейским поручили найти таинственного поджигателя автомобилей. Они пришли в дом молодого жителя Стерлитамака, вывезли его в отдел, где допрашивали с помощью троса и угроз изнасилованием. Никита Сологуб рассказывает, как задержанному удалось освободиться

В ночь на 20 ноября 2019 года человек в белых штанах и куртке, скрывающий лицо шапкой и капюшоном, зашел на парковку возле автосервиса на окраине Стерлитамака. Пригнувшись, он подкрался к четырем стоящим квадратом машинам, достал из черного рюкзака канистру, облил из нее капот каждого автомобиля, после чего поджег их. Одна машина по какой-то причине не загорелась, зато три остальных — Land Rover Discovery, Volkswagen Touareg и Volkswagen Tiguan — быстро вспыхнули. Местный охранник вызвал полицию. Пожар потушили, но машины серьезно пострадали.

На следующий день издание Ufa1.ru опубликовало видеозапись, где видно все действия поджигателя. Старший следователь следственного отдела МВД по Стерлитамакскому району майор Ильнур Султанов возбудил уголовное дело по части 2 статьи 167 УК (умышленное повреждение чужого имущества, совершенное путем поджога из хулиганских побуждений; до пяти лет колонии).

Синяя шапка, «Приора» и дежурный по подъезду

27-летний спортсмен, бывший торговый представитель Владислав Воробьев живет в Стерлитамаке на улице Нагуманова, в 11 километрах от места пожара. 25 ноября — то есть через пять дней после поджога — в квартире гостила его девушка. Она ушла, через некоторое время в дверь постучали.

В глазке Воробьев увидел крупного мужчину в синей куртке и шапке. Незнакомец предложил молодому человеку «выйти поговорить». Недоумевающий Воробьев, по его словам, пожелал мужчине всего доброго, не стал открывать дверь и ушел в соседнюю комнату. Он набрал соседку и попросил ее выглянуть в окно — посмотреть, не стоит ли кто-нибудь во дворе дома. Никого подозрительно женщина не увидела.

Молодой человек подумал, что незнакомец мог быть клиентом соседа по этажу, торговца нелегальным алкоголем в полуторалитровых пластиковых бутылках; покупатели нередко путали двери и окна двух квартир на первом этаже. Воробьев неоднократно писал заявления на соседа в полицию и даже во фракцию ЛДПР в Госдуме, но они ни к чему не привели.

«На этой почве у меня с ним и с его посетителями были стычки, ругачки. Там конвейером люди за алкоголем шли. Не двор, а проезжая часть — постоянно такси подъезжают, какие-то драки и так далее. Как минимум, это сон тревожит, как максимум, какие-то ценности мои задевает — что там приходят малолетки, алкоголь покупают», — объясняет Владислав.

Чуть позже Воробьев решил осмотреть двор самостоятельно. На улице он встретил соседку, которую просил выглянуть в окно. Пока они беседовали, у подъезда остановилась «Лада Приора». Водитель спросил, как проехать к Нагуманова, 75. Воробьев удивился — дома с таким номером на этой улице никогда не было. Услышав ответ, незнакомец уехал. Воробьев же решил пройтись и по соседнему двору.

На этом странности не закончились. По пути Воробьев обратил внимание на проехавший мимо Volkswagen, окна которого были полностью затонированы. Машина остановилась, из нее вышел еще один незнакомец и направился в сторону подъезда молодого человека. С улицы Воробьев увидел, что тот встал на площадке между вторым и третьим этажом, то есть выше его квартиры.

Молодой человек зашел в подъезд и попытался заговорить с мужчиной. «В чем проблема? Какая разница, к кому я пришел?» — ответил тот. Рассудив, что мужчина выглядит трезвым, Воробьев не стал провоцировать конфликт и молча вернулся в свою квартиру, посетил уборную и вновь вышел из дома, чтобы дойти до ближайшего ларька и купить газировку. Незнакомец остался в подъезде.

На улице Воробьев встретил еще одного соседа по двору — Дмитрия Григорьева. Пока мужчины разговаривали, к ним подъехала та самая «Приора», водитель которой спрашивал о несуществующем адресе. Пассажиром был человек в синей шапке — ранее предлагавший «выйти поговорить».

Оба вышли из машины и направились в сторону Воробьева. Испугавшись, он попытался убежать, но поскользнулся и упал на снег. Мужчины выкрутили руки Владислава за спину; лишь после этого один из них сказал, что служит в полиции.

«Я в этот момент подошел, спрашиваю: "Вы че делаете?" — "Да мы из милиции, нормально все". Потом третий подошел, начал мне вопросы задавать, кто, откуда. Я говорю: "Здесь живу, а вы кто такие? Раз из полиции, то удостоверение можно?" — "Нет." Удостоверение так и не предоставил, сфотографировал мою машину и уехал», — вспоминает Григорьев.

Воробьева усадили на заднее сиденье «Приоры» — там оказался и незнакомец, стоявший в подъезде. В пути мужчины обменивались редкими фразами — из обрывков разговора молодой человек понял, что водителя «Приоры» зовут Эрик, звонившего в его дверь — Ильнур, а дежурившего в подъезде — Юрий. Вскоре Воробьев увидел за окном РОВД Стерлитамакского района. Лишь тогда он понял, что его похитители — полицейские, говорит молодой человек.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Проверка на прочность

Сотрудники РОВД сразу провели задержанного в кабинет, миновав дежурную часть и не зарегистрировав Воробьева в журнале посетителей. В помещении Юрий заставил молодого человека разблокировать телефон и запросил в нем детализацию вызовов. После этого полицейские, не объясняя, в чем подозревают задержанного, стали требовать от него признания.

«Я отвечал сотрудникам, что ничего не совершал. Я не понимал, в чем они хотели, чтобы я признался. Они же мне говорили, чтобы я не врал, что они все знают. В какой-то момент Эрик сказал: "Давай, тебе пять минут, сознавайся, или будем тебя на прочность проверять. Говори, кто заказал". Через некоторое время Ильнур принес в кабинет автомобильный буксировочный трос. Эрик сказал: "Давай, подумай, или будем проверять тебя на прочность". Я продолжил говорить, что не знаю, о чем речь. Один из них сказал: "Ты дуру не включай, ты сжег машины возле автосервиса?" Я продолжал настаивать, что ничего не делал. В какой-то момент Эрик сказал, что его все это ******* (достало — МЗ), и подошел ко мне», — вспоминает Воробьев.

Полицейские заковали молодого человека в наручники, сильно затянув их. Посадили на пол, заставили скрестить ноги, связали их тросом и стали пинать по перетянутой части голеней, пока Воробьев не поджал их под себя — то есть не сел в позу лотоса.

«Юрий встал со спины. На голову мне надели капюшон. Юрий сел ягодицами мне на спину. Сотрудники стали давить мне на спину и пригибать к ногам. Я закричал, что мне очень больно, что я задыхаюсь. Тогда Юрий стал прыгать на моей спине. Меня как бы раскачивали к ногам до того момента, пока я не достигну максимального уровня боли, и отпускали, чтобы я отклонился назад, после чего повторяли опять», — объясняет Воробьев.

Во время пытки Юрий перечислял преступления, к которым, по его мнению, был причастен Воробьев: к поджогу машин добавился пожар в торговом центре «Дом быта» в августе 2016 года и возгорание машины приятеля двоюродного брата задержанного Михаила Кузьмина.

Пытка продолжалась не меньше 15 минут, задержанный не признавался. Тогда Ильнур приспустил Воробьеву штаны. Тот почувствовал прикосновение твердого предмета к ягодицам.

«Юрий сказал мне: "Сознавайся во всем, а то узнаешь, что такое ПР-73!" Он же нанес мне не менее пяти ударов по спине твердым предметом, также мне нанесли четыре удара ладонью по голове в области затылка, а в какой-то момент Юрий обошел меня и ударил один раз ногой в живот. Когда я понял, что меня могут изнасиловать этим предметом, я сказал, что во всем признаюсь. Я думал, что я там кони двину, и начал говорить — да, да, это я», — говорит молодой человек.

Тогда Юрий стал перечислять имена владельцев сгоревших автомобилей и спрашивать, как Воробьев готовился к преступлению. Вопросы были наводящими, имели варианты ответа и повторялись по кругу; если задержанный отвечал неправильно, ему давали подзатыльник.

Вскоре полицейским удалось добиться связного повествования. Сотрудники заставили Воробьева заучить текст и произнести его на камеру: задержанный признавался, что он поджег автомобили и утверждал, что говорит это добровольно. Ночь молодой человек провел в одном из кабинетов под присмотром Ильнура. Позвонить кому-нибудь из знакомых ему не дали.

Наутро в кабинет пришли двое новых полицейских — по разговорам Воробьев понял, что их звали Руслан и Иржан, а работали они в вышестоящем управлении МВД по Стерлитамаку. Его вновь стали бить — молодой человек насчитал 15 ударов по туловищу — а затем принесли пустые бланки для явки с повинной. Под диктовку Руслана и Иржана задержанный их заполнил.

Затем Воробьева отвели к следователю Султанову, расследующему дело о поджоге машин. Вместо допроса тот перепечатал листок бумаги с показаниями полицейских и дал задержанному подписать протокол. Следователь разрешил ему позвонить — Владислав сообщил, где находится, своей девушке.

После допроса Воробьева вывели в другой кабинет и оставили под охраной полицейского Иржана. «Он сказал мне, что я отморозок, что если он меня в следующий раз встретит, то голову прострелит — и достал пистолет, он справа на ремне джинсов у него в кобуре висел. И направил на меня. Я воспринимал угрозу реально и думал, что он меня убьет, но потом он убрал пистолет», — вспоминает задержанный.

Через несколько часов Воробьева отвезли на обыск в его квартиру. Полицейские изъяли три пары кроссовок, пневматический пистолет и мобильный телефон.

«Ты разве не поджигал машины?»

Следователь Султанов попросил Стерлитамакский городской суд о заключении Воробьева под стражу. В суд задержанного доставили сразу после обыска. В коридоре его ждали двоюродные братья Кузьмины — 31-летний безработный Александр и 37-летний пенсионер спецназа ФСИН Михаил. Они узнали о случившемся от девушки Владислава.

По воспоминаниям братьев, они разглядели ссадины на лице и запястьях родственника, а также обратили внимание на то, что он хромает. «Я спросил Владислава, что он натворил. Он сказал, что ничего не делал, что его заставили так сказать. Я сначала не поверил, стал спрашивать, кто заставил — он рассказал, что ночью над ним издевались в отделе полиции и заставляли признаваться. Следователь Султанов стоял рядом, он удивился этому и спросил Владислава: "А что, ты разве не поджигал машины?". Владислав сказал, что нет. Тогда Султанов отошел в сторону и стал звонить кому-то по телефону», — вспоминает Михаил Кузьмин.

Во время суда Воробьев рассказал, что его пытали. Судья отказался помещать его под стражу, ограничившись домашним арестом. Когда Воробьева вывели из зала, братья Кузьмины пошли к отделу полиции, но задержанный все не появлялся. По словам молодого человека, в это время полицейские пересадили его в другую машину и отвезли в травмпункт.

Врачи зафиксировали у него тупую травму живота, ушибы, ссадины мягких тканей живота, ушибленные раны обеих кистей рук, демаркационную линию обоих лучезапястных суставов, растяжение капсульно-связного аппарата бедра с обеих сторон и растяжение связок левого голеностопного сустава. Медики направили молодого человека в городскую клиническую больницу, где его уже ждали братья.

«Он был с двумя полицейским в гражданке. В приемном покое Владислав поднял куртку, показал нам свой живот, там был большой синяк, точнее даже гематома. Владислав сказал, что это его ударил полицейский по имени Юрий в РОВД. Я знал этого Юрия, у меня был его мобильный. Когда я позвонил и спросил, что же они сделали и зачем избили Владислава, он ответил, что находится в отпуске, подробностей дела не знает и отношения к нему не имеет», — вспоминает Михаил. После повторного осмотра, подтвердившего диагноз, Воробьева отвезли домой.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Как Воробьев добился освобождения

Воробьев и его родственники решили, что им поможет только огласка. 10 декабря молодой человек разместил в паблике «Стерлитамак» видеообращение с рассказом о пытках в полиции.

«Прошу вашей помощи, чтобы вы максимально распространили это видео. Я не адвокат, не юрист, у меня нет каких-то влиятельных связей, которые могут мне помочь. Мне грозит реальный срок, я не знаю, что мне делать», — говорил он. Сейчас у записи уже почти 80 тысяч просмотров. Параллельно родственники и друзья Воробьева описали историю его задержания текстом и запостили на свои страницы. Cам молодой человек опубликовал на Change.org петицию с требованием прекратить уголовное преследование.

Около семи утра 13 декабря, рассказывает бывший спецназовец Михаил Кузьмин, в квартиру, где он живет с женой и тремя несовершеннолетними детьми, громко постучали. Супруга среагировала первая и открыла дверь. По словам мужчины, внутрь ворвались трое омоновцев в черных масках, один из которых приказал ему лечь на пол и уточнил: «Свои, свои, Миша, не сопротивляйся!» Когда мужчина подчинился, ему надели наручники.

Вслед за омоновцами в квартиру вошли двое оперативников и следователь Султанов в гражданской одежде, которые пояснили, что в квартире будет проведен обыск. Кузьмина увезли в здание РОВД по Стерлитамакскому району, не разрешив взять с собой телефон, а около 14:00 — все это время с задержанным никто не контактировал — вывели и посадили в служебную «Газель», стоявшую во дворе отдела. Около 21:00 мужчину доставили к следователю и допросили по тому же делу о поджогах, после чего Султанов вручил ему повестку о явке в Стерлитамакский городской суд для участия в заседании по мере пресечения — этот документ стал единственным доказательством его задержания.

Вернулся домой Кузьмин лишь около 23:00 — через 16 часов после начала обыска. Первым делом он опубликовал видеообращение с рассказом о задержании. «Хочу обратиться к руководству МВД России и обратить внимание на полицейский беспредел в городе Стерлитамак. Сегодня меня похитили, удерживали более 14 часов, родные не знали, где я нахожусь, им не давали никакой информации обо мне», — говорил мужчина. Сейчас у этой записи более 11 тысяч просмотров.

Кузьмин приехал в суд с адвокатом, но заседание не состоялось — по его словам, судья был недоволен качеством материалов следствия.

«Признался в совершении поджогов, включая малейшие детали»

16 декабря Воробьеву вручили копию постановления следователя Султанова — оказалось, тот отменил домашний арест Владислава еще в день задержания его двоюродного брата. Следователь указал, что Воробьеву, в нарушение УПК, так и не было предъявлено обвинение.

На следующий день Воробьев обратился в «Комитет против пыток» — вместе с юристом Денисом Исхаковым потерпевший написал на задерживавших его полицейских заявление по статье 286 УК (превышение должностных полномочий). Следователь СК Пергушов вынес постановление об отказе в возбуждении дела уже 31 декабря — при этом проверка проводилась не по письменному заявлению молодого человека, а по опубликованному им видеообращению.

Следователь опросил полицейских Юрия Артемьева, Ильнура Шигабутдинова и Эрика Файзуллина. Все они рассказали, что 26 ноября выехали по адресу проживания Воробьева для проверки информации о его причастности к поджогам. Дверь никто не открыл. Через некоторое время к квартире подошел похожий на Воробьева мужчина. Увидев Артемьева в подъезде, он не стал заходить внутрь, а вышел на улицу и «быстрыми шагами направился в сторону первого подъезда».

Как уверяют оперативники, на улице молодого человека встретили Шигабутдинов и Файзуллин, которые тут же показали подозреваемому удостоверения. Воробьев пытался убежать, утверждали полицейские, и тогда к нему «была применена физическая сила, а именно боевые приемы самбо "подсечка", "загибы рук за спину" и специальное средство "наручники"».

«[В отделе полиции Воробьев] добровольно рассказал о совершенном им преступлении, а именно признался в совершении поджогов, включая малейшие детали. Ни физического, ни морального, ни психологического давления со стороны полицейских не оказывалось. Телесные повреждения ему никто не наносил. <…> По факту зафиксированных повреждений полицейские пояснили, что Воробьев оказывал сопротивление и пытался бежать, в связи с чем возникла необходимость применения силы. <…> Какого-либо незаконного удержания Воробьева в здании отдела не было, а наоборот ему было предложено идти домой и утром 26 ноября подойти на допрос, но Воробьев сам изъявил желание и попросил остаться в отделе и дождаться допроса», — пересказывал следователь показания полицейских. Других действий в рамках проверки следователь предпринимать не стал.

«Получается, сейчас так — слова полицейских против слов Воробьева, точнее даже не слов, а его обращение о преступлении, поскольку следователь даже не стал опрашивать Воробьева самостоятельно. Почему-то у нас всегда слова полицейских в отсутствие каких-либо проверочных действий выглядят правдивее для следователя. При этом у Воробьева есть медицинские документы, которые полностью подтверждают его рассказ о пытках, там есть характерные для "позы лотоса" растяжения, есть очевидцы, которые его видели абсолютно целым до задержания — его девушка, сосед, который видел сам момент задержания, и побитым после задержания — это его братья. Но ничего этого следователь изучать не стал», — говорит представитель пострадавшего Денис Исхаков.

Воробьев все еще находится в статусе подозреваемого по делу о поджоге автомобилей, хотя за время расследования нашел подтверждение своего алиби — момент поджога зафиксировала камера наружного наблюдения, а в это время он ехал от друзей в такси, что может подтвердить как приложение «Яндекса», так и водитель. Исхаков полагает, что именно по этой причине молодому человеку так и не предъявили обвинение: «Алиби железное, а материал, несмотря на признательные, так и не склеился, как хотелось бы — все легко проверить».

Редактор: Дмитрий Трещанин

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей