Партнёр сервиса — канал «Руда». Рассказываем о бизнесе и карьере в digital без занудства и цензуры Евгений Ройзман о тюрьме, наркоманах, Навальном и «нехорошем» ходе «Медузы»

Евгений Ройзман о тюрьме, наркоманах, Навальном и «нехорошем» ходе «Медузы»

24 февраля, 19:33 Тихон Дзядко
17 904

Гость программы «Еще не вечер» — политик, экс-мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман. Тихон Дзядко поговорил с ним о том, почему для русского человека важно понимать, как устроена тюрьма, о возможном возвращении в политику, утренних пробежках с Навальным и своевременности выхода расследования «Медузы» о фигурантах дела «Сети». Кроме того, обсудили методы лечения наркозависимых, которые приписывают «Городу без наркотиков», организации, во главе которой Ройзман стоял до 2014 года, а также о том, почему политик придерживается жесткого и однозначного тона в твиттере.  

Всем привет! Это программа «Еще не вечер». Меня зовут Тихон Дзядко. Мы работаем в прямом эфире телеканала Дождь, в прямом эфире на нашем YouTube-канале. Ставьте лайки и подписывайтесь, если вдруг еще не подписаны.

Программа «Еще не вечер» ― это возможность для нашей аудитории напрямую общаться с нашими гостями здесь, в нашей студии. Я уверен, я знаю, что это возможность задать вопрос напрямую, и уверен, что сегодня будет их немало, поскольку наш сегодняшний гость ― это Евгений Ройзман, бывший мэр Екатеринбурга. Добрый еще не вечер!

Здравствуй!

Всегда сложно как-то правильно приветствовать. Как лучше вообще представить? Евгений Ройзман, политик?

Просто «Евгений Ройзман» нормально.

Вы себя каким образом сейчас позиционируете? Политик, общественный деятель? Может быть, YouTube-блогер? Есть свой канал.

Да нет. Давай просто: я Евгений Ройзман. Нормально?

Евгений Ройзман. Вы, ты? Можно, наверно, на «ты», мы давно знакомы. Ты часто даешь интервью. Почти всякий раз повторяешь одну и ту же фразу, которая недавно была сказана и в интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону тоже: «Я считаю, что каждый русский интеллигентный человек должен хотя бы немного посидеть в тюрьме».

Слушай, во-первых, еще никому не помешало, скажем так.

Это один из моих следующих вопросов. Я бы поспорил.

Во-вторых, это невероятное расширение кругозора и совершенно четкое понимание, что у этой жизни есть еще обратная сторона, есть огромное количество народу, которое за этой чертой находится. И поэтому для понимания русской жизни, для понимания происходящих процессов ты должен это знать.

Поэтому я считаю, что никому не помешало. Понятно, что бывали и другие срока, бывали другие условия, куча народа, который оттуда не вернулся. Я это не беру. Понятно, что есть Шаламов, который считал, что это абсолютно негативный опыт. А были молодые, такие как Жигулин, такие как Дунский и Фрид, которые попали молодыми. И Дунский и Фрид умудрились веселую книгу о лагере написать. Причем все, что там показывали, они обозначили, но она у них веселая. И Жигулин написал такую дерзкую книгу, молодую именно.

Но это были страшные времена, страшные лагеря. Понятно, что сейчас бывают условия, потому что там убежать некуда. Когда ты там находишься…

Понятно. Но просто получается, что…

Смотри, ты находишься один на один с системой ― и убежать некуда. И если ты этот опыт пережил, он с тобой, он с тобой на всю жизнь.

Просто получается, что страна, которую можно понять и познать через зону или тюрьму только, ― это о стране говорит, мягко говоря, не очень хорошо, и это приговор и ей тоже.

Слушай, есть замечательная русская пословица ― «От тюрьмы да от сумы».

Факт.

Есть еще одна пословица, более оптимистичная, она звучит так: «И в Сибири люди живут». Поэтому для русского человека этот опыт лишним не бывает.

Просто тюрьма в моем представлении, особенно сегодня, ― это территория бесправия, территория унижения, территория уничтожения человека. Зачем через это проходить? Можно понять страну, можно понять людей иначе.

Я думаю, что если можно обойтись, то надо обойтись.

Здесь много наши зрители, которые задают вопросы сейчас и задавали вопросы перед эфиром, спрашивают, что ты думаешь о деле запрещенной организации (мы должны делать обязательно эту оговорку) «Сеть». Ужасные сталинские приговоры. У них будет 18 лет зоны. Разве это тот опыт, который нужно пройти?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Вы отписались
Ваш лист ожидания