Партнёр сервиса – онлайн-университет Skillbox. Участвуйте в новогодней распродаже: скидка на курсы 60% Команда 29 – Telegram
Команда 29
2.53K members
64 photos
20 videos
581 links
я живу в России и мне не страшно
правозащитное объединение Команда 29 // team29.org

задать вопрос юристу в нашем чате @team29chat
сотрудничество @nkorchenkova
Download Telegram
to view and join the conversation
Российские законы наказывают за лайки и репосты, но не защищают жертв кибербуллинга. При этом даже по самым приблизительным подсчетам, Россия входит в число лидеров по интернет-травле в мире.

Рассказываем, в каких формах может проявляться кибербуллинг, как справиться с последствиями травли и можно ли привлечь обидчиков к ответственности.
Audio
🎧 Продолжаем рассказывать о Романе Дмитриеве — авиалюбителе, который оказался за решеткой по обвинению в госизмене. Из очередного выпуска подкаста узнаете:

— по каким критериям ФСБ вычислила «агента Моссада»
— как охраняют гостайну на авиазаводе в Комсомольске-на-Амуре
— почему Дмитриев получил 4,5 года колонии по статье, предусматривающей не меньше 12 лет
Audio
🎧 Сегодня мы завершаем наш рассказ о Романе Дмитриеве — любителе авиации, осужденном на 4,5 года колонии за госизмену. Из заключительного выпуска узнаете:

— как отреагировали на приговор Дмитриеву пользователи интернет-форумов
— каким образом признанная гостайной информация до сих пор остается в публичном доступе
— почему дело Дмитриева — это только начало
Большой террор был самым кровавым периодом эпохи большевиков. Только за один 1937 год расстреляли почти 700 тысяч человек.

В день памяти жертв политических репрессий вспоминаем, к кому применялась высшая мера наказания при Сталине и почему после его смерти ничего не закончилось.
Audio
Год назад, 31 октября 2018 года, 17-летний анархист Михаил Жлобицкий совершил самоподрыв возле приемной архангельского УФСБ. Сам активист погиб, трое чекистов пострадали, но выжили. После этого по всей России начались репрессии против левых активистов.

В подкасте «Маленький террор» рассказываем, с чего начались преследования анархистов по террористическим статьям, кого в конце 1990-х судили за подготовку покушения на краснодарского губернатора, и как на это отреагировал сам губернатор (спойлер: обвинил во всем евреев).
📝 Депутаты предлагают дополнить уголовный кодекс новой статьей о пропаганде и рекламе наркотиков. Максимальный срок наказания по ней составит от 2 до 5 лет (а с использованием СМИ — от 5 до 7 лет). Сейчас за пропаганду наркотиков предусмотрена статья 6.13 КоАП, но депутаты утверждают, что она не работает.

💉 Под пропагандой будут понимать распространение материалов, формирующих «нейтральное, терпимое либо положительное отношение» к наркотическим веществам (и их прекурсорам), и «представления о допустимости их употребления, хранения или оборота».

🏥 Распространение сведений о разрешенных в медицине средствах в специализированных изданиях не будет подпадать под действие статьи.

📰 А вот некоторые материалы в СМИ вполне могут под неё попасть — например, текст про девушку с героиновой зависимостью издания «Батенька, да вы трансформер», текст об истории кетамина на сайте проекта «База» (оба удалены по требованию Роскомнадзора) или текст издания Coda о том, как исследуют и распространяют мефедрон.

🚫 Что еще запрещено пропагандировать в России:
— терроризм
— нетрадиционные сексуальные отношения среди несовершеннолетних
— нацистскую символику/атрибутику и нацизм в целом
— любые вероучения (можно только в местах, прямо указанных в законе)
— социальное, расовое, национальное, религиозное или языковое превосходство
​​Подключая функции Touch ID или Face ID для разблокировки айфона, мы добровольно делимся своими биометрическими данными. Кажется, что это самый безопасный способ сохранить информацию, но не все так просто.

Рассказываем, где еще сегодня используется биометрия, насколько надежно ее использование, а также как работает защита таких данных в России, США, Евросоюзе и Китае.
Audio
🎧 За последние двадцать лет в России за госизмену и шпионаж осудили не меньше сотни людей. Оправдан был всего один: эколог Александр Никитин. Сегодня мы расскажем вам его историю. Из первой части подкаста узнаете:

— как только что созданная ФСБ в 1995 году начала искать норвежских шпионов в международной экологической организации
— почему именно Никитин стал фигурантом уголовного дела о госизмене
— сколько ядерных установок на севере России (тсс, гостайна!)
Audio
🎧 Продолжаем рассказывать историю эколога Александра Никитина, единственного в советской и постсоветской России человека, оправданного по делу о госизмене. Из этого выпуска подкаста узнаете:

— как Никитин стал первым обвиняемым в секретном деле, который сам смог выбрать адвоката
— что Конституционный суд изменил в деле Никитина
— как о его процессе узнала вся страна

Начало истории можно послушать тут.
Audio
🎧 Сегодня мы завершаем рассказ об экологе Александре Никитине, которого суд оправдал по делу о госизмене — единственного в советской и постсоветской России. Из заключительного выпуска подкаста узнаете:

— как сопротивление спецслужб не помешало суду оправдать Никитина по всем пунктам
— как на приговор отреагировали в ФСБ
— почему оправдание вообще стало возможным

Начало истории можно узнать в первой и второй частях подкаста.
Audio
🎧 Продолжаем рассказывать о громких шпионских делах — на этот раз о тех, к которым привела гибридная война с Украиной. В первом эпизоде серии «Наших войск там нет» рассказываем о деле многодетной матери Светланы Давыдовой, которая сообщила в посольство Украины подслушанную в маршрутке информацию о передвижении российских вооруженных сил. Из этого выпуска вы узнаете:

- как внешнеполитическая повестка влияет на шпионские дела в России
- что за новая форма госизмены, в которой обвиняли Светлану Давыдову, и почему это может коснуться кого угодно
- как многодетную мать спасло то, что Россия до последнего отрицала свое военное присутствие в Украине
​​«Главное управление по делам печати имеет честь объявить гг. редакторам, что всякого рода известия о стачках и беспорядках могут появляться в печати лишь с разрешения высшей полицейской власти»

В годовщину революции рассказываем, каково это было — издавать журнал в предреволюционной России.
​​Массовые задержания, полицейское насилие и бегство протестующих за границу. Это не только про 2019 год, но и про дореволюционное время.

Рассказываем, что общего у протестов начала XX века и нынешних.
Наши друзья из «Медиазоны» @mediazzzona запустили новый подкаст «Что делать?» — о том, что будет с Россией, когда накопившиеся проблемы сделают перемены неизбежными. Первый выпуск посвящен главной спецслужбе страны — ФСБ.

Можно ли тут что-то исправить? Рассуждают руководитель Команды 29 Иван Павлов, журналисты Ирина Бороган и Андрей Солдатов: https://zona.media/podcast/chto_delat
Audio
🎧 А мы тем временем продолжаем рассказывать загадочные шпионские истории, к которым привела гибридная война с Украиной. Второй эпизод серии «Наших войск там нет» посвящен делу пожилого украинца Юрия Солошенко, осужденного на шесть лет за шпионаж. По версии следствия, он добывал в России образцы комплектующих для зенитно-ракетных комплексов — в пользу Минобороны Украины. Из этого выпуска вы узнаете:

- жертвой какой провокации стал Солошенко
- как российская пропаганда рассказала о его уголовном деле
- каким образом Солошенко в итоге оказался дома
Поздравляем всех с днем полиции и вспоминаем, как началась и к чему привела реформа правоохранительных органов (спойлер: ни к чему хорошему)
Audio
🎧 В заключительном эпизоде серии «Наших войск там нет» рассказываем о судьбе журналиста «Укринформ» Романа Сущенко. Совсем недавно он был освобожден и отправлен в Киев вместе с Олегом Сенцовым и другими политзаключенными в рамках обмена «35 на 35». А три года назад его арестовали по обвинению в шпионаже (дело было засекречено, как и все аналогичные) и в итоге осудили на 12 лет колонии. Из этого выпуска узнаете:

- как и кто обнаружил Сущенко в карантинной камере СИЗО «Лефортово»
- что, по версии ФСБ, делал украинский журналист в России
- почему о заключенном уже тогда говорили как о потенциальном кандидате на обмен
​​11 ноября следствие засекретило материалы дела Ивана Голунова — журналиста «Медузы», которому в июне этого года полицейские подкинули наркотики, а затем обвинили в покушении на сбыт.

Формально понятия «засекретить» в уголовно-процессуальном кодексе нет. Это значит, что материалы дела (по словам защитника Голунова Сергея Бадамшина — все) были отнесены к гостайне.

Адвокат К29 Евгений Смирнов объясняет, что это необычная практика: даже если в деле есть документы, содержащие гостайну, его никогда не засекречивают целиком. Даже в самых засекреченных делах, связанных со шпионажем или разглашением гостайны, следствие оставляет открытыми многие документы, поскольку уголовно-процессуальный закон обязывает выдавать их участникам дела (постановление о привлечении в качестве обвиняемого, протокол наложения ареста на имущество и т.п.). Гриф секретности, который проставляется на том уголовного дела с секретным документом, не означает, что все содержание тома составляет гостайну. По словам Смирнова, к секретным в этом деле могут быть отнесены сведения, связанные с госзащитой Голунова или данные какого-либо оперативного сотрудника.

Проблема законодательства о государственной тайне в России заключается в том, что перечни сведений, подлежащих засекречиванию в конкретном органе, сами являются секретными. Работа адвоката в делах с гостайной, таким образом, сильно осложняется: знакомиться с уголовным делом он может только в спецчасти в суде или в кабинете у следователя; со многих материалов нельзя снять копии или сделать из них выписки. Дела с гостайной рассматриваются на закрытых заседаниях, а с участников берут подписки о неразглашении.

После ареста Ивана Голунова в июне в Москве и других городах начались многочисленные пикеты за его освобождение. Три основные деловые газеты — «РБК», «Коммерсантъ» и «Ведомости» — вышли с одинаковой первой полосой «Я/Мы Иван Голунов». Через некоторое время Голунова отпустили. Его статус в уголовном деле сменился с обвиняемого на свидетеля — и теперь материалы дела ему тоже недоступны.

Фото: Евгений Фельдман для «Медузы»
Около 58% российских интернет-пользователей сталкивались с кибербуллингом. «Особенность травли через интернет заключается в том, что обидчика не всегда точно можно установить, а негативная информация, которая распространяется в интернете, может появляться на разных ресурсах, что заставляет пострадавшего постоянно испытывать психологическое напряжение»,— объяснил проекту +1 старший юрист Команды 29 Макс Оленичев.

Российские законы, по его словам, позволяют бороться с кибербуллингом лишь фрагментарно. Так, уголовное законодательство предусматривает ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни и клевету. «Но в первом случае дела возбуждают очень редко, а во втором пострадавший должен сам подать заявление в суд и указать, кто именно был обидчиком», — говорит юрист.

Он считает, что решением проблемы может стать привлечение к ответственности администраторов социальных сетей за то, что они не реагируют на сообщения о травле: «Это могло бы мотивировать площадки наладить оперативную работу по удалению информации, которая квалифицируется как кибербуллинг».
Следователи засекретили дело Ивана Голунова. Это вообще законно?

Нет. Целиком дело засекретить нельзя, но можно объявить секретными входящие в него материалы. «Когда в материалах дела имеются сведения, составляющие государственную тайну, на материалы дела ставится гриф „секретно“. Однако это не означает, что засекречиваются материалы уголовного дела полностью — режим государственной тайны распространяется только на те документы, которые ее содержат», — рассказал «Медузе» адвокат «Команды 29» Евгений Смирнов.

Кроме того, к гостайне нельзя относить сведения о нарушениях закона государственными органами и должностными лицами — в том числе, нарушения сотрудников полиции. Следователя можно привлечь к ответственности, но для этого необходимо наличие существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства или крупный ущерб. «Доказать такое существенное нарушение, или крупный ущерб практически невозможно», — говорит Евгений Смирнов.

Подробный комментарий читайте на «Медузе»
​​Фон Кармановский институт (ФКИ; Бельгия), в шпионаже в пользу которого обвинили ученого Виктора Кудрявцева, выпустил заявление. 76-летнего Кудрявцева продержали в СИЗО больше года и отпустили только в сентябре — по состоянию здоровья. При этом его уголовное преследование продолжается. Вот что говорится в заявлении:

— ФКИ не является организацией НАТО и независим от него
— В России институт сотрудничал с несколькими партнерами — в частности, с Институтом теоретической и прикладной механики сибирского отделения РАН, Центральным аэрогидродинамическим институтом (ЦАГИ), Институтом проблем механики РАН, Институтом прикладной математики РАН
— Проект TRANSHYBERIAN, в котором участвовал Кудрявцев, был очевидно несекретным — он, как и вся рамочная программа FP7 ЕС, совершенно четко исключал военные исследования
— Обмен информацией между партнерами полностью соответствовал сформулированным целям и задачам проекта и не имел отношения ни к одному военному или секретному исследованию
— ФКИ подтверждает, что в отношении справочной информации использовались ссылки только на открытые данные, и готов обнародовать все отчеты по проекту

Фото: Максим Поляков / «Коммерсантъ»