Партнёр сервиса — телеграм-канал Krouglov on stage. Всё об управлении жизнью, проектами и собой Атрофированный инстинкт самосохранения – Telegram
Атрофированный инстинкт самосохранения
3.77K members
308 photos
38 videos
90 links
Гори, но не сжигай. Иначе скучно жить. Гори, но не сжигай. Гори, чтобы светить.

Донаты и соцсети: https://write.as/a2cq33kkkdsfty4e

Связаться со мной: @half_of_the_reporter,
@OlyaMisikBot
Download Telegram
to view and join the conversation
Я недавно заинтересовалась стендом журфака, куда вешают новые номера газеты "Журналист online". Чего там только не было, включая темы, которые обычно замалчивают: домашнее насилие, целующиеся мужчины. Я тогда восхитились, но тут же расстроилась: даже при таком открытом освещении тем они всё равно никогда не напишут о протестах, о сфабрикованных делах. Потому что это университет. Потому что это МГУ. Потому что мы вне политики, как сказал наш ректор Виктор Садовничий. И ровно в ту секунду, когда я об этом подумала, я наткнулась взглядом на знакомые буквы нашивок силовиков, и в глаза сразу бросилось название ещё одной статьи: "Московское дело".

– Ого, кто-то правда это читает, – произносит девушка возле меня, прикрепляя к стенду следующий номер "Журналиста".

– Такое стыдно не почитать. – Указываю на газетный лист.

– Этот номер очень долго не хотели пускать в печать, и нам пришлось разругаться с администрацией.

– В итоге пустили, – говорит старшекурсник рядом.

Вот вам и МГУ вне политики.
Аспиранта МГУ Азата Мифтахова пытает ФСБ, он почти год сидит в СИЗО по сфабрикованному делу, а ректор Садовничий молчит

На дне открытых дверей в МГУ во время речи ректора Садовничего студенты-активисты Инициативной группы МГУ и Бессрочного протеста были задержаны, когда задали ректору вопрос об Азате Мифтахове. Первоначально они хотели развернуть баннер в его поддержку, но полиция и охрана вывели участников из зала. Их задержали и доставили в ОВД МГУ.

Задержанные:

1) Руденко Александр
2) Юнусов Эмиль
3) Дрепелева Лиза
4) Мащенко Михаил
– Почему вы молчите?

– Я не знаю, о чём идёт речь.


Я не ожидала реакции от Садовничего, но я её получила. «Я не знаю, о чём идёт речь», – вот его реакция. Он не знает.

Не знает об Азате, аспиранте мехмата, которого обвинили в нелепом деле о разбитом окне офиса Единой России и узнали по показаниям засекреченного свидетеля из-за "выразительных бровей".

Не знает, что на этом самом мехмате он впервые в истории вуза в закрытом порядке принял защиту докторской диссертации у дочери Путина, которая раньше почему-то училась на востоковеда.

– Чего ходили по залу туда-сюда?

Не знает, что защищающие Азата активисты сидят сейчас за решёткой.

Не знает, что ВШЭ всячески защищает Егора Жукова, потому что если проблему игнорировать, она не исчезнет.

Не знает. Или не хочет знать. Или знает, но молчит. Сказал же два-три года назад "Органы разберутся". А теперь делает вид, что не понимает.

– Зачем кричать-то было?

– Потому что Садовничий молчит, в то время как его студентов пытают по сфабрикованным делам силовые структуры. Вы считаете, это нормально?

– Нет.
Сегодня четырёх ребят задержали в метро, сначала доставили в здание ФСБ, а потом в Мещанское ОВД, мы пытались к ним пробиться как правозащитники, а также написать заявления. Нас оттуда буквально вышвырнули, схватили за одежду и бросили за дверь. Номера жетонов этих нелюдей: 017988, 017965, 017977. Сашу увели, когда она ломилась в дверь отделения.

Скоро ещё расскажу про сегодняшнюю акцию, в том числе будет деанон задержавших нас оперативников. И вас ждёт классная история про штурм здания ФСБ!
​​Когда я услышала слова защиты, целых несколько секунд я была уверена: его оправдают. Не могут не оправдать. Блестящая работа адвокатов просто вдребезги разбила обвинение.

А потом я вспомнила суды, на которых была. И вспомнила, что работа защиты везде получалась блестящей. Что свидетели обвинения путались в показаниях, а адвокаты так правильно и чётко говорили, что я каждый раз восхищённо думала: ну нет, точно оправдают. Не могут не оправдать.

Смогли. Каждый раз могут.

Что особенного в деле Котова, что показательного? Пропагандоны ещё ни разу не прошлись на его счёт. Вот, например, у меня позиция неоднозначная, поэтому обо мне они очень любят сочинять ложь. Или про многих политзаключённых им нравилось придумывать небылицы: Устинов, Подкопаев, Коваленко, Жуковы, Фомин, Синица, Мифтахов, "Новое величие", "Сеть". А про Костю совсем ничего плохого сказать нельзя в принципе, не к чему придраться в его словах и поступках. Вот абсолютно ничего он не делает, над чем могут насмехаться или осуждать даже пропагандоны.

Мы говорим: на его месте может оказаться каждый, кто ходит на митинги. Но на самом деле, наверно, нет, не каждый. На самом деле даже Костя не должен был на нём оказаться. На самом деле это мог быть кто угодно, кроме Кости.

Костя – это такой пример идеального митингующего. Он очень вежлив даже с полицейскими, ни разу не перекрывал дороги, не участвовал в стычках, не сопротивлялся задержанию, не вопил слишком громко. Вот то есть не делал ровно ничего, за что можно пришить не то что уголовку, но даже административку. Его приговор прямо очень демонстративно, как будто назло, нарушает примечание Конституционного суда относительно 212.1 статьи. Кто угодно из протестующих мог под неё попасть, но не Котов, который ни разу не причинил никому вреда.

Было бы гораздо логичнее, если бы это была я. Знаете, сколько протестов я посетила? Все. У меня есть статья за организацию митинга 27 июля. А 27 июля были так называемые массовые беспорядки, #дело212, которое не должно существовать. Арестуйте меня за организацию этих массовых беспорядков. Посадите меня за каждый мой митинг, за каждый пикет, за каждый пост в Телеграме. #Арестуйтеменя за создание экстремистского сообщества, которого, как и массовых беспорядков, не будет существовать.

Если участие в мирной акции – преступление, посадите меня.
«Мы к вам обращаемся как ваши наставницы. Мы не призываем, а просим. Мы вне идеологии»

Меня только что вызывали в деканат по поводу дня открытых дверей в воскресенье. Спойлер: всё нормально.
​​Как проходила недоакция в МГУ

Наверно, главной нашей ошибкой было отсутствие планирования и подготовки, решение действовать по ситуации, думать на месте. И, возможно, не самый удачный подбор кадров. Но цели своей мы в итоге достигли – напомнили Садовничему о том, что, даже если он молчит о Мифтахове, мы не забыли. И его реакция того стоила.

Полицейские, охрана и группа быстрого реагирования обратили на нас внимание ещё до начала речи. Не могу точно сказать, почему: наверно, роль сыграло то, что с нами были давно знакомый им Дима Иванов и журналистка. Ну и выглядела наша группа наверняка подозрительно: мы ходили по залу, иногда собирались по двое, шептались. Моё лицо им, наверно, тоже было знакомо, а потому следили они пристально, далеко не отходили и по рации передавали, что, возможно, готовятся провокации.

В целом, я ожидала этого, учитывая нашу с Димой медийность. Поэтому сработать надо было качественно.

Было страшно, очень. Но вовсе не потому, что задержат или отчислят. А потому, что такая замечательная акция пойдёт не по плану или не состоится совсем.

Мы сделали большой плакат в поддержку Азата и планировали развернуть его, но парень, у которого он был, в итоге испугался и не захотел выходить. После того, как он передал плакат другому участнику, к тому подошёл полицейский и увёл его на "профилактическую беседу". С плакатом, конечно.

Казалось, акция сорвана. Но никогда нельзя недооценивать человеческий фактор.

Встань и иди.

Очень страшно делать это одной. Но я не одна.

Охранники видят нас. Слышат шёпот и чувствуют заминку. Они подходят чуть ближе, чтобы перегородить нам путь.

Мы синхронно встаём.

– Туда нельзя.

– Там впереди два места освободились, мы хотим сесть.

– Нет, по залу ходить нельзя, сядьте вот здесь.

– Что за странные правила? – смеюсь.

Садимся. И встаём всего через минуту, чтобы громко задать вопрос, который уже два часа вертится на языке.

Охрана тут же снова перекрывает дорогу – почти как ОМОН на митингах.

Я предпринимаю попытку пройти – чисто из принципа.

– Девушка, сядьте.

– В чём проблема?! – возмущаюсь громко и раздражённо, сразу привлекая к себе внимание зала. – Я хочу пройти, что не так?!

Я сама не знаю, что делаю и собираюсь делать дальше, в голове, как и всегда в подобных случаях, нет никакого плана Б, а действую я, как обычно, – по ситуации. Я не помню об акции, о том, что надо что-то спрашивать и говорить, потому что в данный момент цель только одна: пройти.

Охранник просит быть тише, ему не нравится внимание посторонних. И на этом можно успешно сыграть. Но я забываюсь.

– Виктор Антонович! – После этого обращения мою подругу – подельницу – тоже хватает начальник охраны. – Аспиранта мехмата...

Охранник, перегородивший мне дорогу, тоже отвлекается на неё. И я пользуюсь этим.

– Почему вы молчите? Аспиранта МГУ Азата Мифтахова пытает ФСБ!

Едва я начинаю кричать, как меня хватают и уводят, и единственное, что продолжает вдохновлять – неожиданные выкрики из зала "Свободу Азату Мифтахову!"

Всё смешивается: мои слова, люди из зала, замешательство ректора, смех оперов и Дима, маячащий передо мной с камерой.

– Принимайте её.

Молодой парень из 2ОПП не хватает меня и не грубит, выводит меня из зала и идёт на расстоянии. Мелькает мысль: я бы могла убежать, если бы захотела. Но я не хочу.

– Зачем кричать-то было? – растерянно спрашивает он.

А как ещё заставить услышать того, кто не хочет слушать?

– Ну мощно же вышло, согласитесь?

Он так и остаётся в недоумении.

– Я могу идти? – удивлённо.

– Ну да.

Быстро спускаюсь по ступенькам, пока парень не догадался, что он должен доставить меня в ОВД.

– Там женщина в штатском взяла наших на профилактическую беседу… Да, вот эта.

Внизу лестницы она – машет мне рукой, призывая следовать за ней. Как в компьютерной игре, когда ты долго не понимаешь, куда идти.

– Пройдёмте со мной, поговорим.

Криво усмехаюсь.

– Нет, с чего бы это?

Я разворачиваюсь и иду в противоположную от женщины сторону, а этажом выше, едва за мной закрывается дверь, усиленный в сотни раз голос Садовничего продолжает речь.
​​А теперь самое интересное.

1. Репортаж с нашумевшей акции. Замечательная Агния с Репаблика уже давно сопровождает меня на всех мероприятиях!

2. Деанон охранника, который вовремя обезвредил меня, храбро пресекая общественно опасное правонарушение, и благородно передал в руки полиции. Можете, кстати, тоже ему написать, потому что меня он игнорирует))

3. Уникальное видео прямо из зала. Остальные можно посмотреть у Протестного МГУ, Парадокса и Первого университетского.

И на десерт:

4. Рассказ о беседе в деканате.
Ничего серьёзного или страшного. Никаких угроз, возмущений или ругани. Декан у нас вообще очень вдохновенная, светлая женщина. Она восторженно рассказала мне про высокое поприще журналиста, показала портреты известных людей, окончивших мой факультет, среди которых я узнала Анну Политковскую. Она упомянула, что ещё при зачислении все знали о моей гражданский позиции, но верили, что она не войдёт в стены университета, ведь МГУ, по заветам Садовничего, вне политики. Сказала, что на факультете никто не будет преследовать меня за взгляды, но попросила выражать их за его пределами.
Скидывайте по кнопке "обсудить", что у вас получилось. У меня вот :)
Собираю донаты на покупку картины

UPD: Если вы не знаете, что подарить мне на день рождения, то он 17 января🌝
Художник: Никита Жижанов
— Эти люди, — я показываю на израненные тела на площади, — не враги вам. — Разворачиваюсь в сторону вокзала. — Повстанцы — не враги вам! У всех один враг — Капитолий! Сейчас у нас есть шанс положить конец его власти, но это можно сделать только всем вместе!

Камеры снимают меня крупным планом, когда я протягиваю руки к парню, к раненым, к людям во всем Панеме.

— Жители дистриктов, я призываю вас к единению! Вместе мы победим!



Мои слова повисают в воздухе. Я смотрю на экран в надежде увидеть, как некая волна примирения пробегает между всеми нами.

Вместо этого я вижу, как в меня стреляют.

(с) "Сойка-пересмешница" Сьюзен Коллинз
Forwarded from Арестанты 212
Одиночные пикеты в поддержку «дела 212» возле станций метро за пределами кольцевой линии

Завтра, 18 октября, с 17:00 до 20:00 возле самых загруженных станций метро за пределами кольцевой линии пройдут одиночные пикеты против политических репрессиий и «дела 212».

Каждый может выйти к станции метро и встать с плакатом в поддержку арестантов «дела 212».

В одиночный пикет выйдут писатель Алиса Ганиева и актёр Сергей Фролов, актрисы Юлия Ауг и Яна Троянова, публицист Юрий Сапрыкин, журналисты Татьяна Фельгенгауэр и Илья Азар, депутаты Мосгордумы Максим Круглов, Михаил Тимонов, Сергей Митрохин и Дарья Беседина, бывший фигурант «дела 212» Алексей Миняйло, независимые муниципальные депутаты Москвы, политики и многие другие.

Присоединяйтесь! Публичность и широкая общественная поддержка — главное оружие против беззакония и несправедливости! Если вы хотите встать в пикет на одной из предложенных или какой-либо другой станции, напишите об этом в мероприятии на фейсбуке

«Дело 212» — это наше общее дело.
Прохожие хвалят, кричат слова поддержки, фотографируют и фотографируются.
Оперативно приехал тот самый корреспондент РТ, который был на моём последнем суде.
Кроме случайных прохожих, плакат фотографируют полицейские и эшники.