Как повысить продуктивность за один день в неделю? Читайте в партнёрской публикации в блоге Krouglov on stage Самый простой тест на человечность – МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Самый простой тест на человечность

Самый простой тест на человечность

Колонка на сайт — не «Война и мир», да и автор таких колонок — не Лев Толстой. Читателю едва ли интересно, как именно сочиняются подобные опусы. Муки творчества, планы, черновики, переживания и вот это вот все. Есть не вовсе банальная мысль — и на том спасибо. Нашлась еще пара удачных шуток — и ладно, уже неплохо. Нет — так отчего бы сочинителю не поискать себе другую работу? И вот уж чего точно не требуется — так это рассказов о том, как текст писался.

Иван Давыдов

Все так, все верно, но в данном конкретном случае, поверьте, короткая ремарка на полях собственной заметки необходима, и делается вовсе не ради самолюбования. Я с этим текстом тянул до последнего. Все придумал, расставил мысленно слова в нужном порядке, но писать начал совсем уж поздно. Потому что я ждал. Ждал — случится нечто такое, что заставит меня в спешке придумывать новую тему. Честно, я бы обрадовался.

Потому что ждал, что будет озвучено одно простое и правильное решение. Единственно возможное в сложившейся ситуации. Что голосование за поправки в Конституцию отменят, то есть перенесут куда-нибудь в невнятное и светлое будущее, и прямо об этом скажут.

Основания для надежд были. Еще на прошлой неделе появились. Да и вообще, это довольно естественно — люди до последнего продолжают надеяться на лучшее, и тут ведь дело давно уже не в том, останется Путин на свой сто сорок пятый срок или не останется после две тыщи восемьсот шестьдесят четвертого. Останется. Дело не в спорах про будущее, а в способности власти по-человечески отнестись к тем, кто живет сейчас и здесь, в настоящем. В особенности — к самым беззащитным и к самым уязвимым из ныне живущих. К самым верным своим сторонникам. К старикам.

Времени на раскачку теперь в достатке — хоть жуй его любыми подходящими и неподходящими для этого частями тела. Нет никакой необходимости гнать людей на участки, когда вокруг — эпидемия. Все, что должно обнулиться, — обнулится в июне или в следующем году с тем же успехом. Не может ведь страх перед массовыми акциями протеста — весьма и весьма, честно скажем, гипотетическими — быть сильнее самого обыкновенного сострадания?

И вот неделю почти ловили намеки — ЦИК заказал печать новых рекламных баннеров! Без даты! Понимаете — без даты! Это значит, что вариант с отменой голосования 22 апреля возможен. Значит, они в эту дату не намертво вцепились, значит, рассматривают менее печальные сценарии.

В понедельник строем пошли сообщения от «анонимных источников». ЦИК и вовсе рекомендовал избирательным комиссиям в регионах приостановить печать рекламных материалов, — это «Коммерсант» со ссылкой на «источник, близкий к администрации президента». «Решение о переносе голосования уже принято, но пока не назначена новая дата», — это «Ведомости» со ссылкой на «источник, близкий к Кремлю».

Подумал между делом, что ближайший к Кремлю источник — это фонтан с четырьмя лошадьми работы Церетели на Манежке, но он ведь, как и прочие фонтаны, пока закрыт. Зато тамошних лошадей хотя бы не распилили, по нашим временам это для бронзовых лошадей — большое везение.

И еще ссылки на источники, и еще ссылки… У человека, который немного разбирается в том, как устроены информационные кампании, даже подозрение может зародиться — что, если все на самом деле наоборот? Вдруг это не Кремль пытается успокоить публику и прощупать почву, снабжая сведениями журналистов, а «источники» через газеты до начальства пытаются донести простую мысль: не надо сейчас затевать это голосование. Остановитесь. Никуда победа не денется. Давайте подождем. Что это не с нами так разговаривают, а с неодообнуленным пока национальным лидером.

«Источники» — они ведь тоже живые люди на самом деле, и не всегда плохие, несмотря даже на опасную близость к администрации. Они понимают, за что могут оказаться ответственными все, кто сейчас вместе с большими начальниками разыгрывает пьесу под названием «Добровольное народное голосование». У них, возможно, даже совесть есть. Не у всех, и не то, чтобы много, но…

Ладно, это все гадания. Но надежда — дама живучая. Оттого и тянул я до последнего со сдачей текста.

Теперь вот уж (у меня, сидящего за компьютером) и полночь близится, а никакой достоверной информации о том, что голосование перенесут, так до сих пор и не появилось. Зато в телевизоре — «нейтральная социальная реклама» (что-то такое нам, помнится, обещала Элла Памфилова). Олег Газманов, седой, но бодрый, сообщает, что не может допустить, чтобы над могилами его предков глумились, и поэтому каждый 22 апреля должен прийти на участки! 68 лет, между прочим, группа риска, но никого не боится — ни Бога, ни вируса. Сергей Безруков, не седой, возможно, слегка подкрашенный, призывает защитить великий и могучий русский язык, а чтобы защитить, надо что? Ну да, правильно, прийти на участки. И еще разные всякие властители дум — они хоть и властители, а тоже любят покушать вкусно.

Сейчас одно из самых модных слов — «тест». Все спорят о том, много тестов на коронавирус проводится или мало, точные они или не особенно. Для российской власти отмена голосования за поправки — простой, предельно точный и, возможно, последний тест на самую элементарную человечность.

Ничего сложного, ничего страшного, ничего, способного пошатнуть трон. Трон куда успешнее шатает Игорь Иванович Сечин, если уж на то пошло. Это так легко — взять и сказать: да, для нас косноязычные эти поправки, позволяющие Путину править до 2036-го — важны (ладно, никто прямоты и не ждет, пусть скажут, что важны они для спасения русского языка от неведомых угроз и защиты от вандалов захоронений родственников Олега Газманова). Поправки важны, но жизни и здоровье россиян — важнее. Поэтом голосование переносится.

Вот вы, люди будущего из далекого вторника, читаете это и знаете уже, что беспокойства мои напрасны, а российская власть самый точный тест на самую элементарную человечность прошла успешно. Обнуляться решили летом, Сергею Безрукову придется еще несколько месяцев дрожать за судьбу русского языка.

Прошла ведь, да, я не ошибаюсь?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: