Партнёр сервиса — канал «Руда». Рассказываем о бизнесе и карьере в digital без занудства и цензуры «А у нас есть выбор?»: администрация Ростова-на-Дону собирается забрать землю у погорельцев – МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«А у нас есть выбор?»: администрация Ростова-на-Дону собирается забрать землю у погорельцев

«А у нас есть выбор?»: администрация Ростова-на-Дону собирается забрать землю у погорельцев

В Ростове-на-Дону администрация планирует в «добровольно-принудительном» порядке выкупить участки, пострадавшие от пожара в августе 2017 года, для расширения набережной. 161.ru передает заявление главы администрации Алексея Логвиненко: «Собственнику дают два месяца, если не согласен — идет в суд. Но механизм изъятия есть, мы все участки выкупим». Стоимость участков определят во время разработки проекта в конце 2020 года. Инвестором проекта может стать «Газпром». По словам Логвиненко, компания готова дать больше миллиарда.

Собственница дома в районе Театрального спуска Надежда Сопова рассказала «МБХ медиа», что о планах выкупить участки погорельцев еще никто не уведомлял.

«Говорили, что будут изымать в добровольно-принудительном порядке, но о том, что это для набережной, я слышу в первый раз. В генплане города я таких изменений не видела, — говорит Сопова. — Мы уже давно перестали следить за публичными слушаниями, потому что люди голосуют, а в итоге администрация и городская дума принимают решения, как хотят. Когда мы спрашиваем, почему наше мнение не учли, отвечают, что слушания имеют рекомендательный характер».

Дом Надежды пострадал немного, семья сделала в нем косметический ремонт, там прописана она, ее муж и трое детей. Продать участок администрации Надежда готова только за достойную оплату с учетом того, что это центр Ростова.

Пожар в районе Театрального спуска произошел 21 августа 2017 года. Сгорел жилой квартал, погиб один человек, семеро были госпитализированы. 125 домов и 39 квартир в восьми домах были уничтожены пожаром, потерпевшими признаны более 700 человек. Официальная причина пожара — короткое замыкание неисправных электропроводов и возгорание несанкционированной свалки, идет уголовное дело. Но погорельцы в официальную версию не верят, они убеждены, что это был поджог.

«В декабре 2017 года власти искусственным способом обрушили рыночную стоимость земли, поменяв правила землепользования таким образом, что на этой земле можно строить только общественно-деловые объекты по определенным требованиям и с разрешения администрации, восстанавливать дома запретили. В течение года поменяли ПЗЗ, условно допустимое строительство, хотя собственники и горожане были против, — рассказывает Надежда. — Год назад я была в администрации, заместитель мэра Кушнарева по строительству Олег Маркитантов неофициально озвучил стоимость одной сотки земли — около 400 тысяч, нигде в городе земля столько не стоит, до пожара стоимость была 2,5 миллиона. А заброшенные участки могут забрать вообще бесплатно».

Супруги Андрей и Елена Войловы рассказали «МБХ медиа», что, несмотря на то, что их дом сгорел до основания и частично уцелела только постройка для родителей, компенсацию семье администрация не выплатила.

«Много тех, кто не получил компенсации, — говорит Андрей. — Нам не выплатили, потому что якобы недостаточно обгорело, хотя в доме, в котором жили родители, осталась только одна целая комната, выбиты окна, все затоплено, отец там остается до последнего, а наш дом сгорел полностью».

Анна Калугина в пожаре потеряла двухкомнатную квартиру с евроремонтом, а теперь вынуждена жить в однушке с мужем и сыном. Компенсацию ей не выплатили тоже из-за «иного жилья». «Дом признан аварийным и подлежащим сносу, восстанавливать собственность не дают, — рассказала „МБХ медиа“ Анна. — Вынуждены есть, пить, спать и делать уроки в одной комнате».

У другого пострадавшего Юрия Нечая многодетная семья из пяти человек, они получили компенсацию в 1,2 миллиона рублей, на которые не купишь жилье в Ростове-на-Дону, а сам дом стоил 13 миллионов, но из этой суммы вычли «иное жилье» — квартиру старшей дочери, за которую семья выплачивала кредит. Семье Нечай пришлось срочно продавать эту квартиру и вместе с компенсацией покупать новую.

«Представитель президента нам тогда сказал: купите барак за городом, — рассказывает Юрий. — Насчет набережной не слышал. А у нас есть выбор? Нас сожгли, не разрешили восстанавливать жилье, пообрезали все коммуникации, даже траву не покосить, забор не поставить, потому что света нет. На моем участке стоят одни стены, кухню раздербанили мародеры, элементарно нет света, чтобы можно было сделать забор. За какую цену будут выкупать? За свои придуманные суммы?»

Администрация Ростова-на-Дону оперативный комментарий «МБХ медиа» не предоставила.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: